Допрос милиционера, упавшего на пикете Тихановского

Допрос милиционера, упавшего на пикете Тихановского

В Гродно продолжаются слушания по «делу Тихановского». Напомним, обвиняемыми по нему проходят Евгений Розниченко, Владимир Книга и Дмитрий Фурманов, которых задержали на предвыборном пикете в областном центре 29 мая прошлого года. В суде были допрошены пострадавшие сотрудники УВД — Владимир Козловский и Александр Хваленя — и они рассказали, что именно происходило в день задержания Сергея Тихановского и команды на Советской площади, как милиционеры, по их уверению, получили травмы, и какие. Владимир Козловский предъявил к обвиняемому Евгению Розниченко иск на 8 тыс. рублей, мотивировав тем, что «в его адрес и адрес его семьи поступают угрозы физической расправы: и что ножом зарежут, по всем законам шариата разберутся». Фрагменты допроса потерпевших милиционеров публикуют «Радыё Свабода» и «Блог Гродно s13».

Как рассказал в суде Владимир Козловский, он и Александр Хваленя 29 мая несли службу в районе улицы Советской. Им было известно, что в этот день здесь будет проходить пикет по сбору подписей. Однако, со слов потерпевшего Козловского, о том, что там будет присутствовать Сергей Тихановский, они не знали. Около 20.00 по радиостанции им поступила команда прибыть на площадь для разъяснения действующего законодательства и напомнить гражданам о соблюдении необходимой социальной дистанции в связи с эпидситуацией в стране.

— Когда подошли ближе к площади, на месте пикета было более ста человек: кто-то в очереди стоял [отдать подпись за выдвижение в кандидаты президента], кто-то вокруг Соляника [на тот момент — доверенное лицо Тихановской] собрался. Были слышны голоса Тихановского и какой-то женщины, — рассказывает на суде Козловский. — Пошли в ту сторону, увидели там Тихановского и ранее не знакомую нам женщину. Они разговаривали на повышенных тонах. Женщина задает ему вопросы по поводу предвыборной кампании его жены, а Тихановский всячески игнорирует, пытается уйти. С целью всесторонне разобраться в данной ситуации и не допустить конфликта решили обратиться к Тихановскому и выслушать его мнение.

Милиционер Козловский говорит, что подошел к Сергею Тихановскому ближе, однако тот, со слов потерпевшего, начал «пятиться назад и попытался скрыться в толпе».

— С целью обратить на себя внимание прихватил его за руку. В этот момент стали слышны крики, возгласы толпы. Толпа начала сжиматься. В этот момент Тихановский убрал мою руку. После чего мне был нанесен удар в височную область. Я стал терять равновесие, меня потянуло назад. Потом я почувствовал удар в живот, мне стало тяжело дышать.

Кто именно бил и каким образом, потерпевший не видел. После удара он, говорит, упал на землю. Оказавшись на земле, Козловский увидел «коренастого мужчину в кожаной куртке и темной кепке». По версии обвинения, именно за этот эпизод Евгений Розниченко обвиняется в насилии над милиционером.

Толпа начала расходиться, Козловскому, вспоминает он, помогли встать, провели до аллеи, посадили на лавочку и вызвали бригаду скорой помощи. У пострадавшего милиционера при госпитализации были диагностированы ушиб и тупая травма живота.

Защитники обвиняемых стали уточнять, с какой целью Козловский подходил к Тихановскому и в чем заключались его законные требования.

— Никто не собирался его задерживать. Мы подошли к нему, чтобы воспрепятствовать конфликту, поговорить с ним, выяснить, что происходит, — ответил Козловский.

— В чем заключались ваши законные требования? Что вы от него требовали? Тихановский совершил что-то противоправное и вы его пытались остановить? — уточняет защитник.

Козловский ответил, что пытался с ним пообщаться, чтобы избежать конфликта далее. По мнению потерпевшего, в этом случае Тихановский обязан был остановиться.

— Мы пресекали конфликтную ситуацию, — заявил потерпевший.
Козловский заявил иск о компенсации морального вреда к обвиняемому Розниченко — на 8 тыс. рублей — и объяснил:

— Средняя зарплата — тысяча рублей в месяц. На протяжении всего времени после случившегося, а именно 8 месяцев, в мой адрес и адрес моей семьи поступают угрозы физической расправы. И что ножом зарежут, по всем законам шариата разберутся.

— Какое отношение к этому имеет Розниченко? Вы считаете, что он несет за это ответственность? — уточнил защитник Евгения.

Козловский объяснил свои требования «причинно-следственной связью»: мол, все это началось после произошедшего на площади 29 мая. Судья уточнила, какие морально-нравственные страдания понес милиционер.

— Моральные переживания, уныние, тревога, пассивность.

ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••

Популярное: