Еще один район под снос в Минске

Еще один район под снос в Минске

Когда-то чиновники нарекли этот поселок «усадебной застройкой в границах улиц Гусовского — Харьковской — Верещагина — Одоевского». Местные жители же ласково называют его Тучинкой. Как и любой другой частный сектор, затерявшийся на разрастающейся карте Минска, он уже давно ждал своей печальной участи — сноса. И вот летом люди один за одним начали получать извещения об изъятии участков на государственные нужды. Так под угрозой уничтожения оказались 80 зданий. Все бы ничего, но многие жители утверждают, что общественного обсуждения не было, проекта будущей застройки они не видели, а предложенные компенсации их совсем не устраивают. Так ли это на самом деле?

«Многие провели масштабную реконструкцию своих домов»
Переулок Одоевского, вероятно, давно не был таким оживленным, как в этот вечер понедельника. Прямо у дороги собралась толпа — человек 20. Все с грустными лицами. Эмоции не в силах скрыть даже медицинские маски — все и так читается по глазам.

— Люди живут здесь дружной соседской семьей уже несколько поколений. Все друг друга знают и друг другу помогают. Здесь нет понятия «я», есть только «мы» и наша Тучинка. Сейчас мы еще сильнее сплотились, чтобы отстоять общие интересы, — первым взял слово мужчина в зеленой куртке, тем самым выразив коллективные настроения.

Его зовут Игорь, и он тот самый человек, который еще помнит времена, когда улица была усеяна старенькими покосившимися хибарами, которые никто не разрешал перестраивать. Все из-за генплана, который четко давал понять: в течение 2020—2030 планируется снос. Но в 2007 году власти неожиданно сказали «да». И тут началось.

— Многие провели масштабную реконструкцию своих домов, кто-то даже возводил их с нуля. Благоустраивали свои участки, подключали нужные инженерные коммуникации — это стоило тысячи и десятки тысяч долларов. Все это делалось с согласия Мингорисполкома — с выполнением проектов, получением соответствующих документов, — утверждает мужчина. — А еще мы добились, чтобы в поселке заасфальтировали дорогу. Раньше здесь было сплошное болото.

Увы, радоваться свалившемуся на голову городскому комфорту пришлось недолго: на горизонте замаячил застройщик, готовый радикально преобразить эту территорию с помощью нескольких высоток. Речь о «Земле инвестиций». Правда, дальше разработки проекта дело не продвинулось, и в 2016 году чиновникам пришлось отменить решение о сносе.

Через год жителей Тучинки пригласили на общественное обсуждение нового проекта детального планирования (ПДП). Архитекторы предложили расширить улицу Гусовского, а на месте бывшего частного сектора построить три дома высотой в 9—10 этажей, а еще детский сад, школу и другие инфраструктурные «плюшки». К слову, о полной ликвидации усадебной застройки разговора не было: какой-то процент коттеджей планировалось сохранить при условии, что они будут «высокого качества».

Хоть 135 человек и выступили против этого проекта, комиссия таки рекомендовала его к утверждению. Что происходило с ним в застенках госорганов, людям оставалось только догадываться.

Как выяснилось, ПДП был утвержден в 2018 году, и в администрацию Фрунзенского района даже обращались несколько инвесторов, заинтересованных в освоении территории.

— Они даже делали предварительные экономические расчеты, но в итоге сочли новую застройку нецелесообразной. Видимо, учитывая большой объем отселения и сноса, предлагаемые параметры (три дома в 9—10 этажей) показались не слишком привлекательными, — рассказывал в прошлом году агентству «Минск-Новости» Павел Тумас, заместитель начальника управления по архитектуре и строительству администрации района.

«В проект внесли изменения, с которыми нас не ознакомили»
И вот наступил жаркий июнь 2021-го, когда городские власти приняли еще одно решение об изъятии участков для государственных нужд. На этот раз — в пользу УКС Мингорисполкома. Ему поручено в течение двух лет договориться со всеми собственниками о компенсации и как-то их расселить. Загвоздка в том, что их оказалось больше, чем ожидалось: под снос должны пойти аж 80 домов — это практически весь поселок. Люди к такому готовы не были. В головах сразу зароились вопросы.

— Раньше нам обещали, что здесь останется 50% коттеджей. Получается, в градостроительный проект внесли изменения, с которыми нас не ознакомили, не провели общественное обсуждение. А может, это вообще новое ПДП. Информации о нем в Национальном реестре правовых актов мы не обнаружили, — не скрывает возмущения Анастасия. — В решении сказано, что землю забирают на государственные нужды. А что за нужды такие? Мы до сих пор не знаем, что здесь будет: дорожная развязка или жилье для очередников…

Беспокоит минчан и тот факт, что в качестве компенсации за изымаемое имущество им предлагают только квартиру или денежную выплату (ее размер соответствует рыночной цене объекта недвижимости). И это при том, что по указу президента №58 они могут претендовать еще на два варианта:
строительство и (или) получение в собственность жилого дома, равноценного по благоустройству и площади;
перенос и восстановление сносимого здания.

Правда, тут есть маленькое, но важное уточнение: в законе говорится о том, что два этих последних варианта предоставляются лишь «при наличии объективной возможности, подтвержденной генеральным планом». Как вы понимаете, в случае с прирастающим многоэтажками Минском найти такую возможность не так просто.

Стиснув зубы от досады, местные жители все равно пошли в УКС, чтобы справиться о своей дальнейшей судьбе — хотя бы ради интереса. Экспертизе Белгипрозема, определявшего стоимость домов, они опять-таки не обрадовались.

— Мой коттедж площадью 180 кв. м с мозаичными полами, тремя санузлами и т. д., принятый в эксплуатацию в 2012 году, оценили в $1200 за «квадрат». В этом районе даже квартиры без отделки продают дороже — от $1450 за кв. м, — говорит Игорь. — А соседям, которые живут в доме, разделенном на три части, предложили на всех трехкомнатную квартиру. Как трем разным семьям, которые уже не связаны друг с другом родством, существовать в таких условиях?

С новыми участками, которые должны отдать взамен тех, что находились в частной собственности, тоже есть проблемы. В пределах столицы, естественно, ничего уже нет, да и в районе выбор невелик: в деревнях, где еще можно получить свой кусочек земли, либо вовсе отсутствует инфраструктура, либо проведено только электричество, ну и заасфальтирована дорога. Привыкнуть к такому после Тучинки, где есть все необходимые инженерные коммуникации, будет сложно.

Ну а жильцам блокированных домов землю в принципе не предлагают, объясняя это тем, что они владеют лишь квартирой, то есть участок им не положен по закону.

Какой видят развязку этой истории сами минчане? Просто хотят, чтобы все было как положено.

— Нам нужна достойная компенсация. На встрече с представителями Мингорисполкома мы предлагали свое видение: пусть УКС построит похожий поселок где-нибудь за пределами МКАД. По нашим проектам или по своим собственным. Наверняка получится дешевле. Еще один вариант — возвести многоэтажку недалеко от Тучинки и всех туда переселить, — считает Игорь.

А пока люди продолжают бороться за то, что им кажется справедливым. И уже подали на исполком в суд:

— Почему-то наши заявления разделили на пять групп и рассматривают параллельно. Хотя дело-то по сути одно и то же. По трем искам вынесены решения — «в удовлетворении жалобы отказать». Но мы сдаваться не собираемся и будем подавать апелляцию.

Мингорисполком: «Предложили гражданам все допустимые варианты»
Чтобы разобраться в этом конфликте интересов, мы обратились за комментарием в Мингорисполком. Вопросы касались изменений в градостроительном проекте, отсутствия общественного обсуждения по ним, а также спорных моментов в реализации их имущественных прав. Пока мы не получили ответ, но как только он появится, сразу же его опубликуем.

А пока приведем некоторые моменты из очередного судебного заседания (аудиозапись, сделанная заявителями, есть в распоряжении редакции. — Прим. Onlíner). Интересы Мингорисполкома на нем представляла начальник отдела юридической и кадровой работы Жанна Романович.

Так, в Мингорисполкоме считают, что решение о сносе является законным и обоснованным. Реализация имущественных прав граждан осуществляется в связи с предстоящим изъятием земельного участка для государственных нужд. В соответствии с указом №667 государственной нуждой признается в том числе и реализация генплана города Минска и проекта детального планирования. Генпланом предусмотрена реконструкция со сносом района усадебной застройки, включая территорию вдоль улицы Гусовского.

Теперь об общественном обсуждении. Жанна Романович отметила, что в законодательстве нет норм, по которым исполком должен в обязательном порядке учесть все замечания граждан и внести их в градостроительный проект. Отличия между проектом 2017 года, который презентовали людям, и принятым уже в 2018-м она назвать не смогла.

По ее словам, пока неизвестно, что именно появится на месте поселка — есть только ориентировочные границы будущей застройки. Детали будут определяться после изъятия участков и реализации имущественных прав.

Кстати, о них. Вот что Жанна Романович ответила на вопрос, почему некоторым минчанам предложили только квартиры или денежные компенсации, а не равноценный дом или земельный участок. По указу №58 права владельцев квартир в жилых блокированных домах реализуются в порядке пункта 4, то есть это либо денежная компенсация, либо квартира потребительских качеств. А в пункте 5, где содержатся варианты прав на строительство дома либо земельный участок, сказано, что исполком обязан предложить их только владельцу жилого дома (доли в праве общей собственности на жилое помещение) дополнительно к правам из пункта 4. То есть в пункте 5 отсутствует указание на собственников квартир в блокированном жилом доме.

В связи с этим в Мингорисполкоме считают, что предложили гражданам все допустимые варианты реализации их прав.

Есть ли вообще разница между понятиями «хозяин квартиры в блокированном доме» и «владелец доли в праве общей собственности на помещение», люди так и не поняли. Но в Мингорисполкоме уверяют, что трактовали документ с учетом разъяснений Комитета по имуществу и Министерства ЖКХ — эти органы уполномочены толковать моменты применения 58-го указа. Получается, все по закону. По крайней мере, так считает суд. Но тучинцев такой ответ не устраивает. Да и вопросов как будто становится еще больше.

ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••