Хамство и наглость зашкаливает: кто же такая Тимановская

Хамство и наглость зашкаливает: кто же такая Тимановская

Вот это триллер, прямо Ларс фон Триер! Спокойное течение Олимпиады в Токио, которая проходила для нас без всяких политических скандалов и громких провокаций, что никак не устраивало алчные польско‑литовские штабы пайщиков‑концессионеров, вдруг колыхнулось внезапной бондианой. Болото чавкнуло, испортив чистую олимпийскую атмосферу смрадом лихорадочного бреда Кристины Тимановской. «Что это за чокнутая?» Именно на такой вопрос чаще всего пришлось отвечать в Токио в понедельник. И сделать это оказалось не так‑то просто.

Ну действительно, кто такая Тимановская? Умеет ли она, к примеру, жарить котлеты? Это актуально, потому что некоторые журналисты на полном серьезе интересовались: родственница она или просто однофамилица одной известной дамы, любительницы печенек? Фамилии созвучные, разница в одной букве, вот и предположили, а детально никто не вникал. Да и честно признавались, что до фонаря им и одна, и вторая, но «редакторы требуют жареного». Понятно. На то и делался расчет. И вот что было им всем отвечать? Сказать, что Тимановская — спринтер‑олимпиец, я не рискнул. Ну какой она спринтер? А уж тем более олимпиец? Взяли на Игры прицепом, а зачем — и ответа‑то толком ни у кого сейчас не найдешь. Так уж повелось у нас с давних пор: возить на Олимпиаду в составе олимпийской делегации всех, кто имеет лицензии, а не тех, кто реально способен дать результат. Называя вещи своими именами — туристов, которые почему‑то возомнили себя великими спортсменами и каким‑то образом сумели убедить в этом других. Шансов не то что на медали, а даже на выход в финал у них ноль целых ноль десятых. Так и Тимановская. Ей любая ямайская черепаха круг форы даст, она никогда не выиграла ни одного серьезного старта, и не было никаких оснований полагать, что это случится в ближайшей или далекой перспективе. А к хорошей жизни (наше государство сильно заботится, чтобы такие вот тимановские ни в чем не знали нужды) привыкнуть успела. И терять ее не хотела. Раздутое до невероятных размеров эго и самомнение, сформированное дефицитом интеллекта, отсутствием воспитания и, опять же, чрезмерным вниманием государства к своей персоне, окончательно сделали из нее монстра. В девушке поселился и вырос чужой. Минотавр, подъедавший ее изнутри и в итоге сожравший с потрохами. Для себя я все это давно внутренне проговорил и знал, но давать столь пространные ответы любопытным коллегам не было ни желания, ни времени. А потому говорил иностранцам коротко: «Nobody. Crazy girl» («Никто. Сумасшедшая девочка»).

Не будем играть в детективов и строить догадки, спланированная ли эта провокационная акция или внезапное помешательство на фоне токийской жары и душного воздуха. Да и ни к чему это сейчас: время поднимет на поверхность все подробности и детали. Для того чтобы сделать выводы и понять, на чьей ты стороне, они и не нужны.

Достаточно просто взглянуть на морально-этическую сторону дела. И Тимановская здесь предстает в образе отнюдь не белой и пушистой обиженной феи, а скорее Франкенштейна. Жуткого эгоистичного монстра, который ради собственной выгоды и личных интересов готов продать все и всех.

Откуда только они берутся? В былые времена такой Тимановской уже давно в команде сделали бы темную и не подпустили к серьезным стартам даже на пушечный выстрел. Кто у нас в сборной ответственный за воспитание молодежи, есть такие? Какое моральное право имеет спортсменка таким тоном, да еще в публичном поле, общаться с тренерским и административным штабом? Ситуация ведь была банальная и рабочая: нужно было подставить плечо и помочь коллективу — занять место в эстафете, оставшейся без кворума ввиду форс‑мажорных обстоятельств, и пробежать во все лопатки. Нормального человека такое доверие окрылило бы, он сделал бы все, чтобы проявить себя и выручить команду. Но только не Тимановская. Ее, видите ли, плохо попросили. И она разразилась своим словесным поносом: «Оказывается, наше «очень крутое начальство» решило, как обычно, все за нас… Класс, ребята, молодцы! Почему же мы должны расплачиваться за ваши косяки? Если вы накосячили с девочками, с их допинг‑тестами, с их пробами — плевать, с чем угодно, — почему я должна расхлебывать эти проблемы? Какого хера я узнаю это от левых людей, притом что я пишу нашему начальнику команды, который мне тупо не отвечает. Але, вы вообще о чем? У вас все окей? Это Олимпийские игры, это не приколы» (мы специально сохраняем всю эту лингвистическую непотребщину, чтобы читатели составили себе представление о моральных качествах бчб‑шной насквозь г‑жи Тимановской).

От хамства и наглости, признаться, даже слегка теряешься. Это сленг босячки, для полноты образа Тимановской не хватает только банки пива в руках и чинарика в зубах. Уже только после этих слов ей нужно было тут же выписывать «вольную» — билет до Минска с формулировкой «вносит разлад в команду и рушит атмосферу, что не позволяет коллективу сосредоточиться на подготовке к стартам». Но мы ведь белорусы, а потому опять попробовали все решить мирно. Забыв, что такие люди человеческого языка не понимают.

Как итог — скандал. Напичканная рекомендациями и установками из вильнюсских и варшавских офисов, Тимановская с радостью и наслаждением всадила нож в спину своим недавним партнерам по команде и родной стране.

Ее сдача полиции в аэропорту Ханэда, обращение к МОК с просьбой о помощи, попытка просить политического убежища то ли в Австрии, то ли в Польше и прочая мерзость — это настолько противно, жалко, мелко и дешево, что даже нет желания лишний раз вспоминать…

ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••