История одного фото из Минска, которое разошлось по миру

История одного фото из Минска, которое разошлось по миру

На прошлой неделе один из снимков фотокорреспондента TUT.BY Вадима Замировского был перепечатан мировыми СМИ и вошел в топ-20 лучших кадров недели по версии The Guardian. Фото сделано в Минске вечером 23 сентября, когда после инаугурации Александра Лукашенко несогласные вышли в город. Об истории, которая стоит за этой фотографией, рассказала Виктория — девушка в кадре.

Виктория с ходу признается: до того момента, как мы стали ее искать, этот снимок она не видела и об известности фото не знала.

— А сегодня (в среду, когда мы дали объявление о поиске. — Прим.TUT.BY) друзья стали мне его присылать, — рассказывает собеседница. — Первая мысль, когда увидела себя в кадре, была такая: какая же я тут испуганная. Вообще, до 23 сентября я думала, что я более смелая. Думала, хожу себе по городу, гуляю, всего ожидаю, но, оказалось, это не так. В тот день меня впервые ударили дубинкой — и я испугалась. А теперь, когда вижу со стороны свой страх и слезы, то становится неловко.

Виктория по образованию олигофренопедагог. После университета два года работала логопедом в детском саду, затем хотела перейти из государственной организации в частную, но не вышло. Решила по этому поводу не переживать, а выбрать другую профессию. Вспомнила, что очень любит читать, устроилась в книжный магазин — и уютно себя здесь чувствует. На днях, рассказывает она, одна из покупательниц принесла ей круассан и кофе, сказала: «Спасибо за книжку, которую ты посоветовала».

— До августа я очень много читала — по 100−200 страниц в день, — рассказывает о себе Вика. — Сейчас из-за всех происходящих событий сконцентрироваться на сюжете стало сложно. Ты постоянно отвлекаешься на новости и видео, желания читать поубавилось. Такое, как мне кажется, происходит не только со мной, потому что покупателей сейчас заходит меньше. Люди начали спрашивать что-то более легкое — детективы, любовные романы и литературу по психологии.

— А «1984» Оруэлла?

— Нет, — улыбается Вика.

Спустя неделю события 23 сентября она тоже вспоминает с улыбкой, хотя тогда, говорит, было не до смеха. Вечером в среду после новости об инаугурации она «пошла прогуляться в город».

— Я дошла до стелы, где в какой-то момент собралось много народу, приехали силовики, — возвращается она к тем событиям. — Некоторые начали расходиться, а мы взялись в сцепку. К нам стали подходить люди в форме, и один из них ударил меня дубинкой по лицу. От неожиданности я села на землю. Видела, как кого-то задерживали, кто-то лежал на земле — было состояние непонимания. Через какое-то время ко мне подошла женщина и спросила, все ли со мной нормально, сказала: «У вас на руке кровь». Это была не моя кровь… Видимо, кого-то, кто стоял рядом со мной. По возрасту эта женщина была, как моя мама, поэтому ее слова меня растрогали и я расплакалась. В тот момент ко мне и подошел фотограф.

Читайте также: В России отреагировали на дерзость Лукашенко в отношении Макрона

Сколько Вика так просидела, она не помнит, но говорит, за это время никто из силовиков ее не тронул. Позже, вспоминает, она набрала знакомых — все уже были дома, и она поехала к себе.

— Дубинка «прилетела» мне над бровью, поэтому утром, когда я проснулась, у меня припухла часть лица, — описывает она свое состояние. — Начальница сказала, что могу взять выходной, но я подумала: все не так страшно, и пришла на работу. Кто-то из клиентов не обращал внимания на мою внешность (или делал вид, что не видит), кто-то просил беречь себя.

— А близкие что сказали?

— Родители меня поддерживают, особенно мама, — отвечает собеседница. — Она не против, что я «хожу гулять», единственное — просит быть аккуратной и почаще ей звонить, рассказывать, что со мной происходит.

Выходить в город, чтобы показать свое несогласие, продолжает собеседница, она стала еще в июле — после задержания Виктора Бабарико. До этого, не скрывает, она была аполитична, в 2015-м даже пропустила первые в своей жизни выборы.

— Считала, это бессмысленно, — говорит Виктория. — А в этом году мне стали интересны альтернативные претенденты, я подумала: «Класс», но вдруг их начали задерживать. Плюс — ситуация с коронавирусом. Разве можно так неуважительно относиться к тому, что люди умирают? Меня все это возмутило, и я стала выходить. Думала, власти увидят, сколько несогласных, и им станет немного стыдно за происходящее. Но 9 августа показало, что никому ничего не стыдно, и я продолжила выходить.

— Почему?

— Потому что кроме того, как мирно показать свое несогласие, я, как и большинство белорусов, больше не могу ничего сделать. Раньше я гуляла, потому что верила — это может что-то изменить, сейчас мечтаю, чтобы хотя бы освободили заключенных. Недавно меня накрыло, казалось, это все зря, но удар дубинкой меня взбодрил. Если до этого была апатия, то теперь она сменилась злостью. И снова стало казаться: все не зря.

«Все не зря», шутит Виктория, хотя бы потому, что все эти события показали, «какие белорусы классные».

— Мне всегда казалось, что белорусы (и я тоже) аморфные люди: все идет своим чередом, ну и хорошо, — рассуждает она. — Но в этом году мы увидели, какие же мы смелые и солидарные. Во время акций многие предлагают друг другу воду, угощают яблоками — и это происходит массово, словно все друзья.

— А в среду, когда приятели стали пересылать тебе твое фото, что ты почувствовала?

— Снимок мне присылали не только друзья, но и друзья друзей. С одной стороны, мне было приятно. С другой — я человек стеснительный, и меня смущает лишнее внимание.

ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••