К какому курсу доллара готовиться белорусам. Прогноз экспертов

К какому курсу доллара готовиться белорусам. Прогноз экспертов


По словам старшего аналитика «Альпари Евразия» Вадима Иосуба, в январе на белорусском валютном рынке основную роль играли внешние факторы.

— Это, во-первых, падение евро к доллару на 1,4%, или с 1,2280 до 1,2110. Вторым важным фактором было падение российского рубля к иностранным валютам. В России доллар за январь подорожал на 3,1%, или с 74 до 76,2 рубля, евро — на 1,6%, или с 90,8 до 92,3 рубля. На белорусском рынке все произошло ровно в соответствии с тем, что происходило на внешних рынках: доллар вырос заметно, евро вырос скромно, российский рубль к белорусскому снизился, — комментирует Вадим Иосуб. — Доллар за январь подорожал на 1,83%, евро — на 0,37%, российский рубль снизился на 1,18%. При этом, несмотря на скромный рост евро, к концу месяца курс евро к белорусскому рублю установил исторический максимум (3,1798 рубля. — Прим. ред.).

Эксперт подчеркивает, что валютная корзина при этом подорожала очень скромно — на 0,02%.

— Это говорит о том, что с самим белорусским рублем за месяц ничего не произошло. Отдельные валюты колебались в соответствии с тем, как они колебались друг к другу на внешних рынках, — поясняет Вадим Иосуб. — Эти внешние тенденции, а именно снижение евро к доллару после длительного периода укрепления и снижение российского рубля, могут быть продолжены и в феврале. В этом случае в Беларуси доллар к концу февраля может вырасти до 2,67 рубля, евро вырастет скромнее — до 3,19, а российский рубль может снизиться до 3,4 белорусского рубля за 100 российских.

Самым большим потенциальным внутренним риском Вадим Иосуб называет начало эмиссии — то есть включение «печатного станка».

— Но вряд ли это произойдет в первые месяцы года. Если это и случится, то после того, как правительство исчерпает свои запасы, которые сложились в прошлые годы за счет профицита бюджета, — то есть во втором полугодии. Другие риски, связанные с внешними факторами, в том числе трудностями с рефинансированием долгов, уже известны и заложены в нынешние курсы. Разве что случится что-то совершенно неожиданное, чего мы сейчас и предположить не можем, — подытоживает Вадим Иосуб.

«Если появится внутренний импульс, то он может быть только в сторону обесценивания рубля»
Старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Дмитрий Крук говорит, что, на первый взгляд, эта тенденция не должна вызвать каких-то серьезных опасений, поскольку «для среднесрочного промежутка мы находимся в более-менее привычном коридоре, каких-то значительных рывков по абсолютным значениям обменного курса не произошло».

— Второй успокоительный момент — то, что белорусский рубль традиционно следует за российским рублем, повторяя его траекторию к мировым валютам, в том числе к доллару. В последние несколько недель эта закономерность сохраняется, и колебания можно связать с ней. Это тоже факт, свидетельствующий в пользу того, что чего-то необычного не происходит. Но есть одна тенденция, которая немного меня смущает, хотя я на основе нее никаких далеко идущих выводов пока не делаю, — говорит Дмитрий Крук. — С 20 января, после завершения периода выполнения резервных требований, состояние ликвидности в банковской системе значительно ухудшилось, но с некоторым «отскоком» в последние два дня. Это, при прочих равных условиях, должно было бы оказать серьезное сдерживающее влияние на динамику обменного курса белорусского рубля и ограничивать его следование траектории российского. Простое объяснение этого механизма звучит так: имеющихся прямо сейчас в распоряжении рублей недостаточно, чтобы банки и клиенты осуществили желаемые сделки. Поэтому допускаю, что на динамику курса в последние недели могли повлиять и внутренние факторы: плохие ожидания или какие-то новые события внутри финансовой системы. Доказательств этой гипотезы у меня в распоряжении нет, но тревожный звоночек имеется.

Что будет происходить с курсом в ближайшее время, однозначно сказать нельзя, говорит Дмитрий Крук.

— На длительном горизонте курсы валют предопределяются состоянием текущего счета, то есть прежде всего состоянием внешней торговли. Если мы посмотрим на состояние внешней торговли, то там, по статистике, все очень хорошо. По итогам 3−4 кварталов прошлого года можно говорить, что мы внешнюю позицию существенно укрепили. Второй момент, который важен для перспектив курса, — вновь следование за траекторией российского рубля, необходимое, чтобы сохранять конкурентоспособность на российском рынке. Тогда встает вопрос, что будет с российским рублем. Здесь есть много сценариев. Если энергоносители в мире будут дорожать, что сейчас и происходит, то это закладывает базу для укрепления российского рубля. Дополнительно в мире идет много дискуссий о том, что сейчас сложились предпосылки для некоторого обесценивания доллара к другим мировым валютам. Это может сыграть в том числе в пользу того, что российский рубль укрепится к доллару на фоне общей тенденции к его обесцениванию. Но есть и другие по направленности факторы: это конъюнктура, связанная с санкциями, и соответствующие опасения по поводу перспектив российской экономики, плюс в российской повестке вялотекущим аргументом рассматривается состояние их бюджета. Что из этого перевесит — сродни гаданию на кофейной гуще.

Третий фактор, влияющий на динамику курсов валют у нас, — это внутренняя ситуация на валютном рынке и более широко на финансовом рынке, поскольку большинство финансовых контрактов (депозитов, кредитов) долларизировано, объясняет Дмитрий Крук.

— Спрос на валюту зачастую состоит из ожиданий, которые формируются из степени уверенности в финансовой стабильности. Если здесь возникнут какие-то сомнения, сложности, то может появиться и внутренний импульс. В нашем случае по направленности может быть исключительно в сторону обесценивания белорусского рубля, — считает Дмитрий Крук.

ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••

Популярное: